Когда эскимо не по зубам...

Когда эскимо не по зубам…

– Разрешите, Ольга Петровна, – сказал Ракунов в приоткрытую дверь после того, как в ответ на его стук прозвучало утвердительно «да-да».

– Заходите, Игорь.

– Добрый вечер, Ольга Петровна. – Игорь прошел и тут же принял высказанное жестом начальницы предложение сесть. Попутно он оглядел пустые белые стены кабинета с парой книжных стеллажей и выходящее на дождливый город окно, ноутбук на ее столе.

– Что вы хотели?

Игорь Ракунов проработал в компании больше двух лет. Отпуск всем сотрудникам разрешалось брать только за свой счет, поэтому он все это время не отдыхал. Выплачивал «ипотеку».

Наконец, вчера на корпоративный ящик пришла рассылка, что отныне отпуска будут оплачиваться. Дождавшись конца рабочего дня, Ракунов поднялся на соседний этаж к начальнице в кабинет.

– Хотел бы в отпуск, Ольга Петровна. Я ведь уже два года как без отдыха…Вот и хотел бы уйти на недельку.

Ольга Петровна элегантно поправила прическу. «ОП», как ее сокращенно называли подчиненные, поправляла волосы везде, где бы ни находилась – в офисе, в коридоре, в ресторане на корпоративной вечеринке. Или – теребила кулон на цепочке на шее.

– Боюсь, Игорь, – начала она, глядя в экран ноутбука на столе и управляя им с помощью тачпада, – у нас сейчас очень плотный график продаж. Наклевывается пара крупных клиентов. А вы – наш самый ценный работник, и мы просим вам повременить с отдыхом.

Такого поворота Игорь не ожидал.

– Но как же так? – спросил он, постаравшись замаскировать за растерянностью негодование. – Надо же когда-то отдыхать. Иначе и лучший работник слетит с катушек.

– Возьмете потом. В конце года.

Игорь никогда не видел смысла в том, чтобы спорить с начальством. Он поднялся, чтобы идти.

Начальница посмотрела на Ракунова, на этого двадцатисемилетнего брюнета со стильной короткой стрижкой, голубыми глазами и элегантной шелковой рубашке, заправленной в брюки.

– Подождите, Игорь, – остановила его ОП у самой двери кабинета.

Ракунов обернулся.

– Вернитесь сюда.

Голос заместителя директора компании обрел теперь странное властное и более мягкое звучание одновременно, в нем даже появились нотки хрипотцы.

– Я думаю, мы сможем придти к консенсусу, – сказала она. – Почему бы нам не обсудить вопрос вашего отпуска за мороженым?

– Вы хотите поесть со мной мороженого? – озадаченно переспросил Игорь, стоя посреди ее просторного кабинета возле стола и слыша, как за окном шелест дождя сменился шумом проезжавших машин.

– Почему бы вам не угостить меня эскимо?…

Игорь решил, что ослышался. Ольге Петровне был сорок один год, и про нее среди сотрудников ходило множество слухов. В частности, что она заводится от одного взгляда на обтянутую брюками мужскую попу с заправленной в брюки рубашкой, когда эта «филейная» часть тела у некоторых мужчин выглядит особенно привлекательной. Ракунов никогда особо не прислушивался к сплетням, у него было много работы. Но теперь выяснялось, что все эти слухи – горькая правда.

– Да и к тому же у меня машина барахлит, – продолжала ОП, легонько коснувшись волос. – Так хочется, чтобы вы потом, после эм… эскимо – проверили у меня уровень масла…Его, знаете ли, давно никто не проверял…а уже бы пора. Но я…у меня нет…в общем, там нужен длинный, упругий… щуп… Ах, Игорь, если бы вы знали, как порой не хватает дружеских мужских рук…Так и хочется иногда, чтобы они влезли тебе в самую душу, – Ольга Петровна тут же как бы невзначай эффектно провела рукой по белоснежной блузке, легонько касаясь своей крупной груди, как бы демонстрируя Ракунову, где именно у нее находится душа.

Игорь не знал, что сказать. Никогда его еще так откровенно не «клеили», причем на работе, да еще и женщина, к тому же старше него почти на два десятка лет.

– Я думаю, мы обязательно что-нибудь придумаем с вашим отпуском, – продолжала Ольга Петровна, – и даже с двадцати процентной прибавке к зарплате. Что скажете?

Ракунов застыл как соляной столп. Ситуация была непростая, и он лихорадочно думал, как из нее выкрутиться, не потеряв при этом работу.

– Давай же, мой мальчик, – сказала Ольга Петровна томно, поднимаясь из-за стола. – В моем кабинете нет камер, мы же не в банке… Угости меня экскимо и проверь мой уровень масла прямо здесь!…

Игорь только открыл рот, чтобы возразить, как в дверь постучали.

Ольга Петровна замерла.

– Да-да.

В щели между раскрывшейся дверью и стеной показалась белобрысая головка девушки-секретаря.

– Ольга Петровна, Григорий Константинович просит, чтобы вы зашли к нему в течение десяти минут.

– Спасибо, Наташа, – проговорила ОП сквозь зубы.

Когда секретарь ушла, Ольга Петровна сказала:

– Генеральный зовет. Подожди меня здесь, Игорь. Я вернусь, Наташа как раз уйдет, и мы с тобой сделаем все, о чем договорились.

Игоря, наконец, отпустил ступор.

– Простите, Ольга Петровна, но мы ни о чем не договаривались.

– Не поняла.

– Я не могу «проверить ваш уровень масла» и даже, как вы выразились, угостить эскимо, поскольку – все это я делаю для своей девушки. Извините. – Хотя, подумал он, с Любой давно не все гладко, но продавать себя он не собирался.

Начальница смотрела на него несколько секунд, прошла от своего стола к окну и открыла его на «проветривание».

– Не собираюсь вас ни к чему принуждать, – произнесла она сухо, – просто вы должны понимать, что нашей компании нужны только лучшие и самые стрессоустойчивые работники, которые не боятся переработок в кабинете начальства по вечерам. Начальство в рамках ваших должностных инструкций может потребовать от вас многое, и вы обязаны это выполнять. Если вы отказываетесь, то вопрос вашей дальнейшей работы в компании будет рассмотрен руководством.

– Понимаю, – кивнул Игорь, размышляя, что теперь еще и придется работу искать. Черт бы побрал эту ОП. Вот уж действительно «ОПпачки», ничего не скажешь. На секунду мелькнула мысль трахнуть ее, как она просила, но все же ей сорок один год, а ему – двадцать семь, и Ракунов испытал легкую дрожь. Она почти на двадцать лет старше. Ракунов предпочитал ровесниц или кого-то в более равной возрастной категории. Да и стоит допустить такое один раз, как потом это примет регулярный характер. К тому же, у него есть Люба. Нет уж, пусть начальницу «эскимо угощает» кто-нибудь другой.

Все это Ольга Петровна прочла у него на лице.

– Я вас не держу, – произнесла она надменно. С холодным выражением лица она вышла из кабинета вслед за Игорем, он направился к лестнице, она – к лифтам, чтобы ехать наверх.

***

Выйдя из офисного центра и сев в машину, Игорь набрал номер своей девушки.

– Алло, Любаша, привет. Да, только освободился. Представляешь, начальница пыталась меня соблазнить. Эскимо, говорит, угощай. Да нет, что ты, я же не такой. Я тебя люблю… Да говорю ж тебе, ничего не было! – он начинал уже сердиться, что приходится оправдываться за то, чего он не делал.

Несколько секунд Игорь слушал то, что говорила ему в трубку подруга. Было видно, как глаза у него становятся все шире от изумления. Потом он взорвался:

– Ну ты и бл.., – он вовремя сдержался. – Значит, он тебе прибавку пообещал? Ах, еще и повышение?! Как же жди! Секретарей не повышают после двух месяцев работы, Люба, включи мозг – он просто хочет тебе под юбку залезть! Да как хочешь – это на фиг твоя жизнь! Ты у меня тоже уже в печенках…! – В ответ прозвучала еще одна тирада. – Ну и пошла ты! – Ракунов отключил связь и бросил айфон на пассажирское сидение. – Вот стерва…

Он запер машину и пошел в ближайшее кафе. Уже когда он доканчивал ужин с пивом, телефон зазвонил. Сначала Игорь решил, что это Люба – хочет извиниться. Но на экране было улыбающееся лицо Димы Кучеренко из его отдела.

– Алло.

– Старик, привет. Ты уже отъехал? – Голос у Кучеренко был веселее, чем обычно.

– Да нет, рядом тут.

– Как насчет в биллиард и по пиву? Я угощаю!

– Чего это ты такой веселый? – поинтересовался Ракунов. На улице опять пошел дождь, капли забарабанили по окну, через которое он смотрел на высотную «коробку» офисного центра.

– Ой, старик – иду на повышение. ОП пообещала с первого числа месяца. Поздравь!

В груди Игоря шевельнулось подозрение.

– Погоди, Димон. Она что, вызывала тебя в кабинет?

– Ну да, старичок…Только по секрету…я угостил ее «эскимо», а потом я проверил ей уровень масла..если ты понимаешь, о чем я… Да и не только масло…она еще попросила заглянуть к ней в анналы…

Ракунов понимал. Рука его от злости стиснула айфон. Он злился не из-за упущенной возможности, а потому, что из-за Димки его теперь могут уволить. ОП может всякой в голову взбрести – отвергнутая женщина мстит. А Димка – бабник и карьерист, так что предложение ОП насчет «эскимо» нашло у него самый позитивный отклик.

– Баба она, конечно, классная…Хоть ей и сорок один, но горяченькая, как малолетка. С богатым, так сказать, опытом, ха-ха!…

Ракунов молчал, но в душе он рвал и метал. Димка, друг и коллега, его предал. Уже второй человек подряд за этот вечер.

– Ну так что, старичок? Отпразднуем? – голос Кучеренко прямо таки звенел от гордости и самодовольства.

– Отпразднуй с ОП, если хочешь. А мне надо домой, – сказал Игорь сухо и выключил связь.

Он потерял девушку, друга, и вполне возможно – работу. И все за один вечер. Черт бы побрал этот секс на работе.

потеря

***

Выйдя из кафе, под моросящим дождем при свете уличных фонарей Ракунов подошел к машине, но едва  рука потянулась к брелоку, чтобы открыть дверь, как его посетила другая мысль. Офисный центр из темного желтого металла с черными стеклами возвышался над ним подобно пирамиде Хеопса. Игорь направился к центральному входу.

Миновав охранника, он поднялся на лифте на пятый этаж. Часы в его айфоне показывали 19.22. Линолеум под ногами Игоря местами поблескивал дождевой влагой, которая слетала его с кожаной куртки. С помощью магнитной карточки Ракунов открыл дверь в офис в пустом и тихом коридоре и сразу свернул в отдел кадров. Начальница HR как раз собиралась домой.

– Привет, Наташа, – поздоровался Игорь. – Что, работой завалили?

– Да больше дождь пережидала, – сказала Наташа. Она была ровесница Игоря, только намного более замкнута. Поддержать разговор для нее обычно было проблемой, разве что – по работе.

– Слушай, тут дело такое… Меня, наверное, уволят.

Вечно спокойный главный «кадровик» принялась закрывать все окна на «рабочем столе» и выключать компьютер.

– С чего ты взял? – глаза Наташи не отрывались от монитора.

– Да тут сегодня пришел к Ольге Петровне насчет отпуска, а она…

Ракунов рассказал, но только в общих чертах. Потом сказал, что его место с удовольствием занял Дмитрий Кучеренко, и что его прочат на повышение.

Наташа посмотрела на Игоря и тихо улыбнулась. Для обычного человека это было равноценно смеху.

– ОП работает у нас последнюю неделю, – пояснила она. – Ее поймали на сливе информации конкурентам. Она больше ничего не решает. Уже нашли ей замену.

У Ракунова от удивления приоткрылся рот.

– То есть…

– А в кабинете у нее вообще поставили камеры, пока она на прошлой неделе была в командировке. Так что если Кучеренко с ней чем-то в кабинете занимался, это будет записано. Тебя не уволят – сто процентов. А вот за половой акт в кабинете с сослуживцем Кучеренко вылетит со свистом. Так что расслабься, Игорь, и езжай спокойно домой. Кстати, показатели у тебя хорошие. А твой начальник переводится в другой отдел. Очень возможно, что тебя посадят на его место. Так что с отпуском в любом случае придется повременить.

У Игоря с груди скатилась гора. Захотелось пойти в ночной клуб, выпить и оторваться.

Они вышли на улицу.

– Тебя подвезти? – предложил он.

– Спасибо, я на метро.

– Тогда пока.

– До завтра.

Подойдя к своему «форду», который необдуманно припарковал у обочины, Ракунов увидел на нем вмятину и разбитую заднюю фару. Кто-то «зацепил» и уехал с места аварии, пока он разговаривал с Наташей наверху.

– Вот блин, – выругался он, – еще и крыло с фарой выправлять…Ну что за день сегодня!

Игорь решил, что если его повысят в должности, то прибавка к зарплате будет очень даже кстати. А пока надо было ехать на разбитой машине домой…через пробку, которой метров на триста, до ближайшей развязки, не было видно ни конца, ни края.

пробка

Автор текста: Иван Дубровский

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 9.0/10 (3 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +4 (from 6 votes)
Когда эскимо не по зубам..., 9.0 out of 10 based on 3 ratings